ПРОТИВОДЕЙСТВУЯ ЭКСТРЕМИЗМУ

ПРОТИВОДЕЙСТВУЯ ЭКСТРЕМИЗМУ

Share

В Аммане открылся Иорданский центр по противодействию экстремистской идеологии

Полковник Мохаммед Ареф Аль-Атхмат, директор центра

Не подлежит сомнению тот факт, что пришедшая на смену Даиш эра бросает вызов политическим и военным лидерам. Дети и взрослые, жившие под контролем Даиш, были подвергнуты идеологической обработке, травмированы убийствами, пытками и непрекращающимися бомбардировками. Более того, идеологию нельзя победить танками и авиацией, её необходимо тщательно изучать и исследовать.

По этой причине страны сосредоточились на строительстве специализированных центров по опровержению экстремистских идей и выработке иммунитета у молодых людей к этой отравляющей идеологии. Такие центры помогут странам обезопасить себя от повторного возникновения экстремизма под новыми именами. В сотрудничестве с Японией, Королевство Иордании открыло специализированный центр в Аммане по противодействию экстремизму.

«Unipath» встретился с директором центра полковником Мохаммедом Арефом Аль-Атхматом, чтобы узнать о деятельности и целях этого центра.

«Unipath»: Какова цель открытия этого центра?

Полковник Мохаммед: Иорданский центр по противодействию экстремистской идеологии — новое веяние в Иордании. Хотя подобные специализированные центры уже существуют в других странах мира, мы видим, что их деятельность до сих пор была довольно скромной в сравнении с угрозой экстремистской идеологии. У нас также имеется специальное антиэкстремистское подразделение в Министерстве внутренних дел, однако его деятельность не сопоставима с масштабом проблемы.

Поэтому я начал сотрудничество с д-ром Маджидом Аль-Дравша, главным муфтием вооруженных сил, для изучения того, насколько важно для вооружённых сил, чтобы подобными специализированными центрами управляли серьёзные, исполнительные и академически квалифицированные офицеры. К счастью, мы смогли открыть этот центр с помощью коллег из Японии, оплативших строительство. Здание было передано Иорданским вооружённым силам в мае 2017 г. Мы надеемся, что выгода от этого мероприятия для вооружённых сил станет очевидной уже после первых занятий. Мы также уделяем особое значение специфическим категориям, имеющимся в иорданском обществе.

У нас сформировалось особое видение, позволившее взяться за дело решительно вместо того, чтобы проводить простые занятия. Таким образом, мы создали специализированные магистерские программы по образцу программ Национального университета обороны в Соединенных Штатах. Проходя обучения по этой программе, рассчитанной на 1 год, студенты будут изучать методы борьбы с экстремизмом. По окончании учёбы они получат степень магистра по этой специальности.

«Unipath»: Какова специализация сотрудников вашего центра и как вы их отбирали?

Полковник Мохаммед: У нас нет сотрудников и мы не планируем набирать много сотрудников в будущем. Вместо этого наша цель — заключать контракты с экспертами для достижения конкретных целей. К примеру, для нашей магистерской программы мы заключили контракт с Университетом Муты, крупнейшим общественным университетом в Иордании, для предоставления центру академических сотрудников, специализирующихся в преподавании программ магистратуры.

В будущем, если у нас появится исследовательская программа или если мы захотим провести полевые исследования по вопросам экстремизма в одном из регионов Иордании, мы сможем заключить контракты с экспертами в этой области. При этом мы не рассматриваем кандидатов на эти позиции только среди иорданцев: двери нашего центра открыты для всех, и мы надеемся извлечь пользу из международного опыта.

«Unipath»: Каковы ваши планы по развитию центра?

Полковник Мохаммед: Признаться честно, я в большом долгу перед США. Изначально я изучал право, и мне выпала возможность в течение года учиться в Национальном университете обороны, где я влюбился в эту необычную сферу. Вернувшись в Иорданию, я начал работать над докторской диссертацией, рассматривающей причины экстремизма среди иорданской молодёжи.

Служащие Иорданского центра по противодействию экстремистской идеологии в мае 2017 г.
ИОРДАНСКИЙ ЦЕНТР ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ
ЭКСТРЕМИСТСКОЙ ИДЕОЛОГИИ

Моя цель — связать этот новый центр с Национальным университетом обороны для обмена опытом посредством приёма у себя экспертов и построения партнёрских отношений с учреждениями, специализирующимися на экстремистской идеологии на Ближнем Востоке.

Экстремистские идеологии являются глобальной, а не только региональной проблемой. Поэтому мы не можем вести с ними борьбу только в одной среде — нам необходима международная солидарность в этом вопросе. Мой основной план заключается в том, чтобы построить отношения с исследовательскими центрами по всему миру, а также отдельными специалистами в этой области.

Посредством «Unipath» я бы хотел пригласить американских специалистов и исследователей, заинтересованных в изучении экстремистской идеологии, посетить Иорданию. Недостаточно только изучать салафитский джихадизм, экстремистские организации и другие террористические группировки в Вашингтоне или Нью-Йорке. С моей точки зрения, для этого требуется приехать на Ближний Восток, пожить среди местных людей и понять их проблемы и образ жизни. В такой стране, как Иордания, приезжие могут жить безопасно и свободно передвигаться по городу, слыша при этом все диалекты арабского языка и встречая людей всех этносов и религиозных конфессий. Обучение в этой среде поможет студентам и исследователям понять феномен экстремизма лучше, чем если бы они делали это за рубежом.

«Unipath»: Как относятся к этому в других странах?

Полковник Мохаммед: Мы только начинаем. Здесь, в Иордании, я разговаривал с одной организацией из Евросоюза, поскольку она финансирует множество других антиэкстремистских программ, и предложил ей сотрудничество. На мой взгляд, они были очень доброжелательны и предложили связать меня со своими сторонниками и СМИ. На данный момент у нас нет никаких официальных отношений с какими-либо организациями, однако такое взаимодействие даёт мне надежду, что в будущем мы будем получать немало откликов.

«Unipath»: Связан ли центр напрямую с вооружёнными силами?

Полковник Мохаммед: Вооружённые силы играют контролирующую роль, но сам центр принципиально независим по своей натуре, финансам и публикациям. Вовлечённость и ресурсы Вооружённых сил помогли нам осуществить этот проект в течение девяти месяцев благодаря предоставлению необходимого персонала. Тем не менее, наши отношения не будут строиться по принципу доминирующей и подчиняющейся сторон. Этот центр независим, и у него есть возможность работать со специализированными международными учреждениями по любым вопросам, не противоречащим интересам Иордании.

«Unipath»: С какими трудностями сталкивается центр?

Полковник Мохаммед: Реальность такова, что экстремисты не хотят разговаривать с журналистами, исследователями или другими академиками. Они относятся к нам с подозрением и очень труднодоступны. Даже с теми, кто находится в тюрьме, сложно взаимодействовать, чтобы добиться от них раскрытия секретов. Изучение экстремизма зависит от понимания опыта каждого отдельного человека, от выяснения причин, по которым он бросил университет или работу и присоединился к террористам. Почему он предпочёл своей семье какое-то далёкое место с незнакомым обществом и сражение за лозунги, которые он не понимает или не разделяет? Дело в том, что мы не можем ответить на эти вопросы, не услышав рассказ самого человека.

Первое испытание заключается в том, чтобы начать диалог с этими людьми. Мне удалось поговорить с одним человеком, присоединившимся к Фронту аль-Нусра в Сирии и впоследствии вернувшимся в Иорданию. (У этого человека была докторская степень по шариату и открытое сознание.) К счастью, после трёх месяцев в террористической группировке, он осознал, что его убеждения относительно джихада очень сильно расходились с тем, что делали террористы, поэтому он решил уйти.

Разговаривая с ним, я могу лучше связать его опыт с похожим опытом других людей. Главной трудностью, с которой я столкнулся, является завоевание доверия таких людей. Другая трудность — в том, как донести чёткую идею до общества, чтобы удержать молодых людей от присоединения к экстремистским группировкам. Соответственно, наши заявления должны быть тщательно подготовлены и надлежащим образом изучены. Это зависит от использования местного диалекта общества, т.е. нам необходимо понимать это общество, его проблемы и приоритеты. К тому же, мы должны осознавать, как они варьируются в зависимости от возрастной категории. Обладая этим пониманием, мы можем добиться эффективного, стратегического способа доносить сообщения нашего центра.

«Unipath»: Имеете ли вы в виду, что некоторые СМИ, пытающиеся бороться с экстремизмом, невольно становятся пропагандистами экстремистов?

Полковник Мохаммед: Да, именно. Некоторые СМИ, освещающие деятельность террористов, без какого-либо на то намерения становятся средствами продвижения. Работая над своими исследованиями, я обнаружил, что некоторые молодые люди, примкнувшие к экстремистским группам, хотели жить как бойцы: иметь оружие, носить чёрную одежду, появляться перед камерами и участвовать в сражениях. Другими словами, освещение в СМИ помогало вербовщикам заманивать этих юношей.

«Unipath»: Сотрудничает ли центр с какими-либо другими государственными институтами?

Полковник Мохаммед: Мы тесно сотрудничаем с университетами и поддерживаем формальные отношения с Университетом Муты. Мы также установили близкий контакт с Иорданским национальным колледжем обороны и хорошие взаимоотношения с Центром по антиэкстремистским исследованиям в Министерстве культуры. Кроме того, мы сотрудничаем с религиозными институтами в лице Министерства вакуфов и Управления военных советников.

Я бы хотел установить через наш центр связь с педагогическим составом сотрудников и религиозными лидерами, но имамы в мечетях встречаются с молодыми людьми только в группах для молитв и разговаривают с ограниченным количеством молодых людей в возрасте от 20 до 30 лет, пришедших в мечеть. Однако, если мы сосредоточимся на учителях и проспонсируем их обучение в центре в течение года, сделав их специалистами по борьбе с экстремизмом, они смогут помочь распространить наши идеи среди людей разных поколений. Если мы сможем обучить детей в возрасте 10–18 лет и привить им неприятие экстремизма, мы добьёмся огромного успеха. Я стремлюсь выстраивать отношения с учителями, поскольку таким образом я могу быть уверен в том, что наши взгляды дойдут до широкого круга людей.

«Unipath»: Проблема беженцев является очень сложной. Это в особенности касается молодых людей, не имеющих возможности продолжить учёбу. Планируете ли вы затрагивать эту проблему?

Полковник Мохаммед: Я начал изучать вопрос о том, что придёт на смену Даиш. Когда Аль-Каида сформировалась в горах Тора-Бора, она представляла собой несущественную угрозу. Однако, после поражения в Афганистане она раскололась на маленькие группы по всему миру. Через несколько лет она объединила силы в Сирии и Ираке, сформировав устрашающую политическую организацию Даиш. Сейчас Даиш находится на последнем издыхании, но я уверен, что после Даиш появятся другие экстремистские образования. В данный момент мы изучаем факторы и обстоятельства, послужившие толчком для формирования Даиш, которые помогут нам понять, что может прийти ей на смену. Я не верю, что экстремизм перестанет существовать вместе с Даиш. Но больше всего меня пугает то, что последующие террористические организации будут невидимыми, а значит будет сложно за ними следить и изобличать их ложь, в особенности если их деятельность будет вестись преимущественно онлайн.

«Unipath»: Знаете ли вы о случаях, когда подобные центры спасали

людей от попадания в экстремистские сети?

Полковник Мохаммед: Существует множество таких историй со счастливым концом. К примеру, центр «Мунасаха» в Саудовской Аравии работает со взятыми в плен боевиками, возвращёнными на родину. В Иордании специализированный комитет научных работников проводил интервью с экстремистами в тюрьмах, где они содержатся; команда исследователей обнаружила, что некоторые из этих мужчин не полностью подверглись экстремистской идеологической обработке, а, скорее, чувствовали себя вынужденными следовать в этом направлении под давлением социальных условий.

На основании оценки данных комитета эта группа захваченных в плен новобранцев была распределена на небольшие категории, чтобы каждый человек понёс соответствующее его ситуации наказание. Таким образом, этих людей невозможно было судить лишь за их деяния. Их семьи получили денежные пособия и были помещены в улучшенные условия, которые позволят им стать полноценными членами общества и не дать их детям почувствовать несправедливость и изоляцию, которые могут сделать их лёгкими мишенями для вербовщиков-экстремистов.

«Unipath»: Вы упомянули историю молодого человека, присоединившегося к Фронту аль-Нусрz и изменившего своё мнение через три месяца. Можете ли вы рассказать его историю подробнее?

Полковник Мохаммед: История этого молодого человека в некотором смысле своеобразна, поскольку он очень умён и имеет степень в области электротехнического проектирования. Он также был заинтересован в изучении шариата и смог получить образование в этой сфере наряду с проектированием. После выпуска из университета он некоторое время без интереса работал инженером, но вскоре понял, что предпочитает религиозное проповедничество. Он стал имамом в мечети на севере Иордании, наставляя паломников, совершающих умру и хадж.

Во время своего пребывания в Мекке он встретил проповедников из Турции. После нескольких встреч у них завязались близкие отношения, и ему предложили работу в благотворительной религиозной организации на юге Турции с большей зарплатой, чем он мог получить в Иордании. Ему понравилась эта идея и он отправился в Турцию.

Его поселили рядом с сирийской границей, где ему требовалось распределять гуманитарную помощь сирийским беженцам. Работая там, он встретил моджахедов из Фронта аль-Нусра, убедивших его, что молодым моджахедам из их группы был необходим настоящий, опытный проповедник, как он. Таким образом он присоединился к группе, проведя три месяца в районе Алеппо.

Там он начал распространять послания шариата и толерантность ислама среди боевиков Фронта аль-Нусра, но вскоре осознал, что эти молодые мужчины не были заинтересованы в халяле и хараме или изучении шариата. Он понял, что их цели были совершенно другими и что такой род занятий был не для него. Зная, что его труд никогда не будет оценен членами этой группировки, он покинул её и вернулся в Иорданию.

Особенно странно, что эти экстремистские организации стремятся к законности для того, чтобы склонить на свою сторону молодёжь и продемонстрировать свою приверженность религии, но в реальности их не интересует шариат.

«Unipath»: Кто является студентами центра?

Полковник Мохаммед: На данный момент у нас 17 студентов, восемь из которых — армейские полковники. Также среди студентов есть три подполковника, полковник органов безопасности и другие чиновники. Все наши студенты — из военных органов и органов государственной безопасности.

«Unipath»: Будете ли вы расширять работу центра и открывать филиалы в соседних странах в будущем?

Полковник Мохаммед: Мы посетим Объединённые Арабские Эмираты (ОАЭ), чтобы понаблюдать за работой подобных центров, включая центры «Саваб» и «Хедайя». Мы постараемся построить сотрудничество между нашим центром и этими центрами в ОАЭ. У нас нет потребности открывать филиалы за границей, но мы надеемся построить взаимоотношения и обмениваться опытом.

Как директор Иорданского центра по противодействию экстремистской идеологии, я имею возможность и честь приглашать всех заинтересованных людей, исследователей и специалистов в области экстремистской идеологии из США посетить наш центр. Я надеюсь на тесное сотрудничество с этими учреждениями и университетами американских вооружённых сил и органов безопасности, которым мы можем оказать большую помощь, поскольку мы читаем и понимаем арабский язык, юриспруденцию и шариат. Мы можем предоставить исследователей и организовать интервью с академиками или профессорами в области шариата, а также иорданских учёных для сопровождения в проведении исследований на местах.

Likes(0)Dislikes(0)
Share