Новые угрозы, новые стратегии

Новые угрозы, новые стратегии

Share

Страны региона адаптируются к меняющимся вызовам

СОТРУДНИКИ ЖУРНАЛА «UNIPATH»

После череды взрывов, организованных террористами-смертниками в течение пяти дней подряд и потрясших нацию, включая взрыв в мусульманской святыне Суфи, унесший жизни 86 верующих, армия Пакистана объявила о начале общенациональной военной операции по искоренению террористической угрозы.

Новая кампания, начатая в феврале 2017 г. и получившая название Радд-уль-Фасаад, или «Искоренение вражды», представляет собой изменение в стратегии антитеррористических сил Пакистана, чьи усилия в течение последних десяти лет были сосредоточены на северо-западной части страны, где проживают этнически смешанные племена. Сейчас правительство посылает вооруженные силы в провинцию Пенджаб – регион, который все больше рассматривается как источник экстремизма и угроза стабильности Пакистана.

«В Пенджабе, и особенно в южном Пенджабе, существуют прибежища матерых боевиков, которые ранее не были объектами нашей борьбы, — поясняет отставной армейский генерал-полковник и военный аналитик Амджад Шоаиб. – На этот раз они получат свое, и это значительно поможет в искоренении терроризма не только в Пенджабе, но и в других частях страны».

После проведения встреч с армейским генералом Камаром Джаведом Баджва и высшими госчиновниками штата Пенджаб, правительство приняло решение направить воинские части в эту провинцию. По словам официальных лиц, в рамках этой новой операции в Пенджаб будет послано 2 тыс. армейских рейнджеров на периоды по несколько месяцев. В отличие от предыдущих армейских операций в других частях Пакистана, где в основном использовалась сила для того, чтобы выгнать террористов из занимаемых районов или уничтожить их, эта операция, как говорят госчиновники, в основном будет сосредоточена на сборе разведывательной информации. В числе задач будет также разоружение экстремистских группировок, скрывающихся по всей стране.

Безопасность границ

Пакистан не является единственной страной, которая принимает новые и более эффективные стратегии для противодействия меняющимся угрозам. Ирак и его соседи, наблюдая за успешным наступлением на Мосул, готовятся к ситуации, когда Даиш потеряет большинство ранее занятых территорий, но все еще будет представлять угрозу безопасности. По мере того, как лидеры и боевики Даиш убегают с поля боя, окружающие страны должны принять дополнительные меры безопасности на своих границах и в лагерях беженцев.

В интервью, данном агентству «Ассошиэйтед Пресс» в январе 2017 г., начальник службы безопасности границ Иордании генерал-майор Сами Кафавин отметил, что Амман размещает «все больше и больше сил» на границах, охраняя страну от проникновения Даиш. На самом деле, почти половина личного состава и ресурсов вооруженных сил Иордании были размещены вдоль границ с Ираком и Сирией. «Мы укрепили границы, особенно на северном и восточном направлениях, — сказал Кафавин в интервью Си-Эн-Эн. – Мы укрепили их при помощи дополнительного личного состава, оборудования и полностью скомплектованных систем вооружений. Мы должны поддерживать определенный баланс между обеспечением безопасности и ведением боевых действий, если до этого дойдет».

Командиры войск, расположенных на северной границе, почти ежедневно присылают сообщения о попытках контрабандистов или лазутчиков пробраться через границу на территорию Иордании. Однако войска готовы к возможным террористическим атакам, замечает Кафавин, поскольку они знают, что Даиш попытается распространить свое влияние за пределы Ирака и Сирии.

Победа над сектарианством

Тем временем силы Ирака начали обращать свое внимание на реалии, которые будут в стране после победы над Даиш. Даже после нанесения поражения Даиш в Мосуле жизненно важной задачей останется сохранение в Ираке национальной самобытности и устранение узких сектарианских и племенных соображений, которые и позволили экстремистской идеологии пустить корни. Для достижения этой цели иракские военные постарались добиться, чтобы все иракцы чувствовали себя свободными и равноправными участниками политической, экономической и социальной жизни страны, защищая гражданское население и его имущество даже в густонаселенных районах Мосула, где идут боевые действия.

Вступив в партнерские отношения с гражданскими организациями, силы Ирака и стран коалиции также противостоят экстремизму в Интернете, борясь с террористической пропагандой, которая настраивает сторонников на создание т.н. «Виртуального халифата». Правительство Ирака открыло для граждан «горячую линию», по которой можно сообщить о случаях коррупции административных чиновников, и постоянно сбрасывает листовки, указывая жителям Мосула безопасные пути выхода из города. Иракское Министерство СМИ и моральных ориентиров, созданное в 2013 г., следит за деятельностью Даиш в социальных сетях, отслеживает места нахождения террористов и развенчивает их лживые сообщения, выкладываемые в Интернете. Имея в своем штате психологов и специалистов по борьбе с терроризмом, это министерство разоблачает террористическую пропаганду в Интернете при помощи неоспоримых фактов и фотографий.

С момента создания этого министерства противостояние Даиш в Ираке стало гораздо более эффективным. Сейчас у министерства есть официальный вебсайт и проверенная страничка в социальных сетях, что позволяет ему «быстро реагировать на ложь Даиш и информировать наших сторонников», — говорит руководитель Министерства СМИ и моральных ориентиров генерал-майор Тахсин Ибрагим аль-Хафаджи.

Создание этого правительственного подразделения укрепило сотрудничество министерств и ведомств Ирака в выработке единого национального нарратива. В ответ граждане стали все больше следить за работой министерства в социальных сетях и добровольно предлагать информацию, разоблачающую ложь Даиш.

Борьба на Синае

Египетские военные также осознали необходимость бороться против растущего воинствующего экстремизма на Синайском полуострове. «Вилаят Синай», местное отделение Даиш, развязало там кампанию террора и экстремизма. Похоже, что в последнее время группировка расширила круг объектов нападения, и помимо нападений на силы безопасности, нападает также на гражданские христианские общины. Ряд убийств, совершенных по религиозным мотивам, заставили многих египетских христиан покинуть родные места. Египетская армия пытается одержать победу в этой борьбе. В феврале 2017 г. вооруженные силы Египта установили контроль над горной местностью в центральной части полуострова, где террористы пытались найти себе прибежище. В марте 2017 г. авианалет египетских сил уничтожил группу боевиков, а месяцем позже был убит один из основателей этой группировки.

ВКЛАД в развитие сил специальных операций

Своим нападением на военный госпиталь в Кабуле в марте 2017 г. Даиш сигнализировала об изменении своей стратегии в Афганистане. И хотя эта группировка и раньше выбирала объектом нападения большие скопления людей, такие как митинг протеста группы шиитского меньшинства Хазара в 2016 г., нападение на госпиталь свидетельствует о новом подходе, требующем для организации успешного нападения лучшего планирования, разведки и наблюдения, считают аналитики. Возможно, частично такое изменение тактики объясняется эффективными действиями армии Афганистана и сил НАТО, которые сократили число боевиков Даиш в Афганистане до менее чем 1 тыс. человек, а их контроль за территориями сократили с 10 районов до пяти. Нападение в Кабуле, однако, дает повод предположить, что Даиш приспосабливается к тому факту, что число его боевиков снижается.

«Они ушли в подполье», — говорит заместитель директора Центра международного сотрудничества Барнетт Рубин. В ответ на изменившуюся угрозу Афганистан в марте 2017 г. объявил о планах вдвое увеличить свои элитные силы специальных операций по сравнению с нынешними 17 тыс. человек. В начале 2017 г. силы специальных операций, которые представляют собой лишь малую часть общего количества личного состава вооруженных сил Афганистана, насчитывающих
300 тыс. человек, осуществляли почти 70% наступательных армейских операций по всей стране.

Уже идет набор и обучение, что даст армии большее количество коммандос и подразделений по поддержке сил специальных операций, занимающихся оказанием первой помощи, разведкой, логистикой и коммуникациями, поясняет представитель коалиции НАТО по связям с общественностью капитан Бил Салвин.

Во время учений сил специальных операций афганской армии на учебной базе под Кабулом военнослужащие были уверены в том, что им будет под силу возросшая нагрузка. «Количество наших операций возросло, но мы будем продолжать делать все возможное, — говорит командир сил специальных операций Фавад Камаль. – В наших действиях не было никакого перерыва».


Радд-уль-ФасаадЗаключительный этап

Поддержание доверия среди гражданского населения чрезвычайно важно для победы над террористами в Пакистане

Хасан Хан, «Hilal»

Новая волна терроризма, особенно смертоносные нападения террористов в Лахоре и Сехван Шариф, заставила правительство Пакистана начать по всей стране операции против боевиков, их пособников и их прибежищ. В отличие от предыдущих военных операций, в ходе которых велись тяжелые бои в периферийных районах, таких как районы расселения племен и прилегающие районы Хайбер Пахтунква, эта давно ожидавшаяся кампания под названием Радд-уль-Фасаад, или «Искоренение вражды», основное внимание сосредоточивает на городских центрах.

Кампания, как поначалу представлялось, была начата в качестве ответной меры на новую волну террористических нападений; однако, хорошо информированные источники считают, что эта кампания является частью более обширной военной стратегии, которой следовали уже много лет. В то время, когда была разработана эта стратегия, в обществе был широко распространен страх перед боевиками. В некоторых районах они захватили контроль над территориями и выбирали объектами нападений силы безопасности, правоохранительные органы и правительственные ведомства.

Было решено начать медленное наступление, отбирая у боевиков сначала физическое пространство, затем захватывая боевиков и их приспешников в их подпольных убежищах, особенно в городских центрах в Пенджабе.

Без всякого сомнения, проведение кампании Радд-уль-Фасаад не будет легким. Эта кампания будет более напряженной и более сложной, поскольку в данном случае война против террористов переносится на улицы густонаселенных центров.

Кроме того, операции не сосредотачиваются на каком-то одном особом районе, а проводятся по всей стране. Правоохранительные органы не могут просто «прочесать» территорию, необходимы более глубокие операции, чтобы выбить эти группировки из их подпольных убежищ.

Во время предыдущих наступлений пакистанской армии бои были ограничены определенными географическими районами, что позволяло проводить эвакуацию гражданского населения и изолировать террористов. Это давало сотрудникам служб безопасности больше свободы в использовании тяжелых вооружений, включая артиллерию, вертолетные пушки или истребители. При проведении кампании Радд-уль-Фасаад невозможность отделить террористов от гражданского населения исключает возможность использования тяжелых вооружений. Власти вынуждены принять подход, основанный больше на разведданных, определении целей при помощи точной разведывательной информации, на основании которой можно предпринимать действия, отделяя террористов от гражданского населения.

С момента начала кампании в феврале 2017 г. этот «заключительный этап» наступления на противника проходит другими темпами по сравнению с предыдущими операциями, которые проходили в виде обычных боевых действий. Эта основанная на разведданных кампания, проводимая по всей стране, посылает врагу и его пособникам недвусмысленный сигнал: они больше не смогут перебегать из одного района в другой, чтобы избежать ареста.

Помимо вооруженных сил Пакистана, в операциях участвуют подразделения полиции и других правоохранительных органов. К сожалению, участие полиции создало впечатление, что объектами этой кампании были группы, принадлежащие к конкретной национальности или региону. Хотя это впечатление и является ложным, оно может повредить проведению операций и может использоваться врагами Пакистана. Чтобы избежать таких последствий, руководство пакистанской армии должно немедленно обратить внимание на эту тревожную ситуацию.

Разработчики кампании Радд-уль-Фасаад применяют тактику с элементами неожиданности, ориентированную на конечный результат. Цель не в том, чтобы наносить удары наугад или арестовывать людей только на основании подозрений или их этнической принадлежности. В прошлом типичными объектами внимания были трущобы и районы проживания людей с низким уровнем дохода. Такие полицейские рейды проводятся иногда только для видимости и для составления отчетов.

Однако, террористы – это не простые уличные преступники, для которых хороши методы запугивания или хаотичных облав. Стратегия действий должна быть пересмотрена, и чем скорее, тем лучше. В противном случае кампания может не достичь желаемых результатов. Нужно сделать все необходимое, чтобы эта кампания оказалась решительным ударом по врагу.

Уже один тот факт, что «поле боя» находится в глубине населенных центров, делает Радд-уль-Фасаад сложным начинанием. Это своеобразный экзамен для политического и военного руководства, но только провалить его нельзя.

Для того, чтобы получить желаемые результаты в национальном масштабе и послать недвусмысленный сигнал врагам, политическое руководство, гражданское общество и правоохранительные органы должны действовать сообща. Должны быть вовлечены все ветви аппарата безопасности, включая сухопутные силы, ВВС, ВМФ и рейнджеров, а правоохранительные органы необходимо обеспечивать четкой развединформацией, на основании которой они могут действовать наверняка.

После того, как непосредственная и постоянная угроза терроризма будет устранена, на следующем этапе объектами станут сектарианские и другие экстремистские организации. Эти организации, возможно, и не представляют непосредственной и прямой угрозы, но, тем не менее, они способствуют радикализации общества и создают дурную славу стране. Большинство боевиков, которые присоединились к террористическим или джихадистским организациям, когда-то были членами сектарианских групп.

Радд-уль-Фасаад будет нелегкой кампанией, поскольку, в отличие от предыдущих антитеррористических операций, в которых применялись тяжелые вооружения, теперь военнослужащие должны будут прочесывать население в поисках подозрительных лиц, полагаясь только на надежные разведданные. Для того, чтобы такие разведывательные операции имели успех, необходимо завоевать умы и сердца гражданского населения. Если этого не удастся сделать, то тогда есть риск свести на нет завоевания всех предыдущих наступлений, что будет только на руку врагу.

К чести военных, они провели напряженные кампании против боевиков, и Радд-уль-Фасаад станет кульминационным моментом, испытанием для нового военного руководства страны.

Из всех военных операций Рах-и-Раст, начатая в мае 2009 г. в долине Сват, была наиболее трудной. Боевики захватили физический контроль над долиной после мирного соглашения с правительством Хибер Пахтунква. В течение трех месяцев долина Сват была очищена от боевиков и передана гражданской администрации, и миллионы согнанных с родных мест людей вернулись домой.

Дополнительную похвалу военные заслужили за проведение операции Зарб-и-Азб в густых лесистых долинах Шавал и Тира в Северном Вазиристане и в районах Хибер. В результате этой операции были разрушены командные центры группировок ожесточившихся боевиков.

Сейчас, когда сражения с боевиками переносятся в городские центры, люди многого ожидают от нового командующего пакистанской армией генерала Камара Джаведа Баджва, который, хотя и впервые занял такой пост, является очень опытным военным.

Версия этой статьи первоначально была напечатана в марте 2017 г. Журнал «Hilal» является официальным изданием Вооруженных сил Пакистана.


Приглашаем читателей

направлять свои статьи или комментарии на тему «Новая реакция на новые угрозы» по адресу:

Likes(0)Dislikes(0)
Share