Борьба с терроризмом в Йемене

Борьба с терроризмом в Йемене

Share

Правительственные программы по дерадикализации помогают в борьбе с Аль-Каидой и Даиш

Посольство Республики Йемен в США

Tерроризм не знает границ — ни физических, ни моральных. Это чума нашего времени, требующая излечения. Для того, чтобы добиться успеха в борьбе с терроризмом и воинствующим экстремизмом, правительствам необходимо использовать комплексный подход, который невозможен без обеспечения стабильности, безопасности и верховенства права. Многие страны, сталкивающиеся с терроризмом, при разработке антитеррористических стратегий принимают эти три основополагающих принципа как само собой разумеющееся.

До Молодежной революции 2011 г. Республика Йемен в некоторой степени руководствовалась этими тремя принципами, однако успеха не добилась по причине отсутствия политической воли. Тем не менее, после 2012 г. у Йемена появилась политическая воля и твердая решимость бороться с терроризмом, следуя инициативе Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Лишь после восстановления государства и ликвидации последствий переворота сентября 2014 г. усилия Йемена по борьбе с терроризмом и предотвращению  воинствующего экстремизма смогли увенчаться успехом.

ЙЕМЕН: ЖЕРТВА ТЕРРОРИЗМА

Йемен находится на передовой линии борьбы с терроризмом и много лет является жертвой этого явления. В декабре 1998 г. группа под руководством Абу аль-Хассана аль-Мехдара, лидера так называемой исламской армии Аден-Абъяна, убила четверых британских и австралийских туристов в Йемене. Аль-Мехдар пользовался поддержкой Абу Хамзы аль-Масри, приговоренного в январе 2015 г. федеральным судом присяжных заседателей США к пожизненному заключению за 11 террористических нападений, в том числе в Йемене.

В октябре 2000 г. Аль-Каида организовала нападение террориста-смертника на миноносец ВМФ США USS Cole в порту Адена, в результате чего погибли 17 американских моряков. После нападения США и Йемен объединили силы в области обеспечения безопасности, однако сотрудничество по борьбе с терроризмом было по настоящему укреплено лишь после событий 11 сентября 2001 г. К сожалению, с тех пор уровень терроризма в Йемене продолжал расти, и основной удар на себя приняли йеменцы. В декабре 2013 г. в ходе одной из наиболее ужасающих террористических атак Аль-Каиды на Аравийском полуострове (АКАП) террористы, вооруженные пулеметами и ручными гранатами, ворвались в военный госпиталь в Санаа в Йемене. В результате нападения 56 человек погибли, 215 получили ранения. В мае 2012 г. во время репетиции парада Национального дня Йемена в Санаа террорист-смертник АКАП лишил жизни 100 молодых кадетов Центральных сил безопасности. В августе 2016 г.«филиал Даиш взял на себя ответственность за взрыв автомобиля террористом-смертником в ходе нападения на военкомат в Адене, что привело к гибели 70 человек, еще 80 получили ранения. В декабре 2016 г. Даиш провела две атаки с промежутком в восемь дней на территории военной базы Адена и рядом с ней, убив 88 человек и ранив 79.

Президент Йемена Абд Раббу Мансур Хади выступает на 71-м заседании Генеральной Ассамблеи ООН в 2016 г. РЕЙТЕР

В 2016 г. в Адене АКАП и Даиш провели еще 11 смертоносных атак. В 2016 г. в одних только Адене и Эль-Мукалле от руки боевиков АКАП и Даиш погибли 337 военнослужащих, сотрудников служб безопасности и новобранцев, а также получили ранения 313 человек. В течение многих лет мишенью АКАП являются не только военнослужащие и сотрудники служб безопасности, но также сотрудники разведки, занимающиеся отслеживанием и выявлением террористических сетей организации. Эти атаки показывают всю жестокость и неразборчивость АКАП и Даиш в Йемене.

АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ УСИЛИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА 

С 2000-х гг., в период правления президента Али Абдаллы Салеха, правительственные меры по борьбе с терроризмом в основном фокусировались на безопасности и прежде всего были направлены на получение иностранной помощи, нежели на борьбу с терроризмом. Несмотря на то, что в Йемене появилась одна из первых программ дерадикализации, получившая поддержку международного сообщества (в особенности США), режим Салеха не был направлен на устранение главных причин возникновения терроризма.

Однако, в период с 2012 по 2014 гг. новому правительству президента Абд-Раббу Мансура Хади удалось вопреки всему с успехом разработать новый комплексный антитеррористический подход, который при помощи и поддержке Арабской коалиции и международного сообщества может быть полноценно внедрен в большем количестве регионов страны по мере восстановления контроля правительства над территориями, ранее захваченными боевиками Аль- Хуси–Салеха.

РАННИЕ ПОПЫТКИ ДЕРАДИКАЛИЗАЦИИ 

В 2003 г. в Йемене стартовала одна из первых в регионе программ дерадикализации под руководством уважаемого представителя исламского духовенства верховного судьи Хамуда аль-Хитара, бывшего министра религиозных фондов. Судья аль-Хитар также выступал председателем комитета по диалогу, занимавшегося иницииацией программы, направленной на реабилитацию арестованных и взятых в плен потенциальных террористов. Первый этап программы, по словам аль-Хитара, прошел успешно: 364 из 420 участников программы отказались от радикальной идеологии и доказали отсутствие криминальных связей, после чего были выпущены на свободу. Однако, программа под девизом «с идеологией можно бороться лишь идеологией» просуществовала лишь три года — до конца 2005 г.

Программа включала два этапа: первый представлял собой прямой диалог и подпрограмму реабилитации. Этот этап прошел успешно и дал положительные результаты: многие участники отказались от радикальных интерпретаций ислама. Второй этап включал подпрограмму реинтеграции, внедрение которой по ряду причин оказалось затруднительным. Во-первых, аппарат служб безопасности Салеха намеренно не соблюдал правила обращения с лицами, освобожденными в рамках первого этапа программы. Возможно, главной причиной было нежелание правительства Салеха поддерживать программу, о чем свидетельствует недостаточное освещение в СМИ и отказ режима принять ее стратегию и видение. Таким образом, в конце 2005 г. программа была закрыта несмотря на первые многообещающие результаты.

СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ И антитеррористические ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ 

Во время правления Салеха едва ли не вся поддержка и помощь, предоставленные иностранными партнерами (главным образом США), уходила на создание и укрепление определенных аппаратов сил безопасности и антитеррористических подразделений, контролируемых чиновниками, приближенными сына Салеха, Ахмеда Али Салеха, являвшегося руководителем Республиканской гвардии и заведовавшего специальными силами. Его племянник Амар Мохаммед Салех стал первым представителем нового Бюро национальной безопасности, и в рамках своей должности следил за прогрессом борьбы с Аль-Каидой. Другой племянник, Яхъя Мохаммед Салех, занимал должность начальника штаба Специальных сил безопасности (ранее Центральных сил безопасности) и руководил Антитеррористическим подразделением.

Режим Салеха преследовал цель выстроить аппарат служб безопасности и военных сил для проведения антитеррористических операций, одновременно подрывая другие дерадикализационные программы, чья деятельность направлялась на устранение ключевых проблем. Салех не только не ставил перед собой задачи искоренения Аль-Каиды в Йемене, но и, судя по всему, использовал ее в своих корыстных целях. В
2015 г. вышло расследование «Аль-Джазиры» под названием «Информатор Аль-Каиды». В его состав вошла «информация, собранная в интервью с бывшим оперативником Аль-Каиды», выявившая сомнительные сделки между аппаратом служб безопасности бывшего режима и сетью Аль-Каиды. Информатор заявил, что высокопоставленный руководитель служб безопасности, приближенный к Салеху, был причастен к поставке Аль-Каиде взрывчатых веществ всего за три месяца до нападения на посольство США в Санаа в сентябре 2008 г. Другие правительственные источники сообщили, что Салех сохранял связи с АКАП вплоть до 2015 г., а также, возможно, продолжал сделки с АКАП во время годовой оккупации Эль-Мукаллы в рамках кампании по ослаблению законного правительства.

НОВЫЙ ПОДХОД ЙЕМЕНА 

После избрания президента Хади в феврале 2012 г. правительство перестало делать упор исключительно на военные силы и службы безопасности в рамках борьбы с терроризмом и насильственным экстремизмом. Вместо этого был внедрен двухаспектный подход. Правительство осознавало, насколько важно возобновить программу дерадикализации и реинтеграции, не ограничиваясь лишь военными силами и службами безопасности. Это не означает, что правительство полностью отказалось от военных операций против АКАП или сократило их: наоборот, с 2012 г. количество военных операций увеличилось.

В основу нового подхода правительства легло развитие всеобъемлющей стратегии, через которую красной нитью проходят исполнительные меры. Эти меры должны быть рассчитаны на долгосрочную перспективу, и, прежде всего, быть соразмеримы с имеющимися ресурсам. В фокусе этой всеобъемлющей стратегии находятся два основных аспекта: аспект, относящийся к военным силам и силам безопасности, а также аспекты политические, экономические и социальные. Этот подход привел к формированию и внедрению новой антитеррористической стратегии Йемена.

ВСЕОБЪЕМЛЮЩАЯ СТРАТЕГИЯ 

28 августа 2012 г. президент Хади поручил правительству пересмотреть и внедрить Всеобъемлющую национальную антитеррористическую стратегию (ВНАС), изначально подготовленную высокопоставленным комитетом по безопасности, с учетом вклада всех министерств, в том числе министерств образования, информации и юстиции. 18 сентября 2012 г. правительством была принята новая стратегия и создан министерский комитет высокого уровня под руководством Министра внутренних дел для надзора за внедрением стратегии путем разработки исполнительных мер и бюджетных требований для каждого министерства в целях обеспечения выполнения работ по внедрению. К августу 2014 г. работы на техническом уровне были завершены, однако к тому времени правительство было поглощено политическими событиями, приведшими к перевороту 21 сентября 2014 г. ВНАС так и не была внедрена.

РЕАБИЛИТАЦИЯ И РЕИНТЕГРАЦИЯ 

В мае 2014 г. президент Хади выпустил указ, согласно которому учреждался комитет по восстановлению и дальнейшему развитию йеменской программы реабилитации и реинтеграции. Комитет возглавлялся Бюро национальной безопасности и состоял из представителей министерств и государственных учреждений, в том числе Министерства иностранных дел, Министерства религиозных фондов, Министерства образования, Министерства по правам человека и Министерства по правовым вопросам.

Целью комитета стало создание центра реабилитации и реинтеграции для работы с арестованными и взятыми в плен потенциальными террористами. Этот центр должен был стать не местом задержания, а центром дерадикализации и борьбы с воинствующим экстремизмом. При помощи и поддержке иностранных партнеров, включая США, Саудовскую Аравию и ООН, комитет готовился к запуску пилотного проекта в Санаа. Учитывая предыдущий опыт Йемена, а также опыт других подобных центров (в том числе после визита в Центр консультирования и ухода имени Мухаммеда ибн Наифа в Саудовской Аравии), комитет занимался разработкой комплексных подпрограмм, таких как консультирование по идеологическим вопросам, оценка физического, душевного и духовного здоровья, обучение и профессионально-техническая подготовка, программа по реинтеграции, поддержке после освобождения и охране семей. Однако политическая нестабильность и неблагоприятная обстановка в плане безопасности в Йемене после переворота 2014 г. вновь положили конец усилиям по дерадикализации.

ВОЕННЫЕ ОПЕРАЦИИ ПРОТИВ АКАП 

В мае 2011 г., во время Молодежной революции, АКАП удалось (силами лишь 200 боевиков) захватить Зинджибар и другие районы провинции Абья. Эта атака многими расценивалась как попытка находившегося тогда у власти президента Салеха доказать миру, что лишь он способен вернуть Йемену стабильность.

В мае 2012 г., всего через три месяца после избрания, президент Хади провел свою первую крупную военную кампанию против АКАП — операцию «Золотые мечи» — под руководством генерал-лейтенант Салема Али Катана, командира Южного военного региона и 31-й бронетанковой бригады. В течение месяца были освобождены Зинджибар, Джаар и другие районы Абьи, хотя в них по-прежнему остались разбросанные группы боевиков АКАП. К сожалению, 18 июня 2012 г. генерал-лейтенант Катан был убит террористом-смертником в Адене. К большому разочарованию, две основные антитеррористические силы Йемена, получившие основную поддержку США, не принимали участие в кампании, поскольку находились в Санаа — главным образом по причине сопротивления командиров, сохранявших верность Салеху. В рамках реструктуризации вооруженных сил президент Хади заменил этих командиров, чтобы элитные и хорошо обученные антитеррористические силы сохраняли верность стране, а не отдельным личностям.

В апреле 2014 г. правительством была запущена очередная крупномасштабная военная кампания против АКАП в провинциях Шабва и Абья. Эти операции также увенчались успехом, хотя на них негативным образом сказалась эскалация наступления повстанцев-хуситов в провинции Амран, результатом которой стал переворот в Санаа в сентябре 2014 г.

ОСВОБОЖДЕНИЕ ЭЛЬ-МУКАЛЛЫ 

В апреле 2014 г. боевиками АКАП был захвачен Эль-Мукалла — крупнейший город Хадрамаута, самой большой провинции Йемена. Пользуясь нестабильностью после переворота хуситов, АКАП в течение года удерживала контроль над городом. В этот период АКАП удалось обрести значительные финансовые ресурсы за счет ограбления банков и сбора налогов с городского порта.

В апреле 2016 г. при поддержке сил Арабской коалиции правительство освободило Эль-Мукаллу, вытеснив АКАП, после чего продолжило решительное уничтожение оставшихся ячеек и возможных точек базирования АКАП в других провинциях Йемена (включая Аден, Шабву и Абью).

Идеологические концепции АКАП, подобно концепциям ее материнской организации, основаны на ложных утверждениях о том, что именно ее сторонники являются «истинными» последователями ислама. АКАП использует такфиризм (обвинение других в отступничестве) и теории заговора против запада для оправдания убийств мусульман и немусульман. До переворота Аль-Хуси радикальная идеология не являлась эффективным локальным инструментом вербовки, поскольку финансовые стимулы выглядели привлекательнее.

В прошлом многие последователи АКАП были иностранцами — согласно речи президента Хади в апреле 2014 г., таковых было ни много ни мало 70%. Многих последователей АКАП привлекает не проповедуемая радикальная идеология Аль-Каиды, а деньги.

Когда хуситы начали свои нелегальные усилия по установлению контроля над Йеменом, АКАП предложила несколько иную идеологическую концепцию. Вторгаясь в другие провинции, Аль-Хути называли всех, кто оказывал им сопротивление, даваиш (последователями Даиш), последователями Аль-Каиды, или просто такфири. В рамках своей новой пропаганды АКАП использовала слепые обвинения, чтобы заручиться поддержкой суннитов, которые иначе не проявляли интереса и не поддавались влиянию радикальной идеологии Аль-Каиды. АКАП не ограничивается обвинением своих противников в отступничестве, но представляет себя в качестве защитника суннитского ислама от шиитских хуситов, при этом по-прежнему считая правительство и силы Арабской коалиции своими основными мишенями.

Что же касается хуситов, они также воспользовались разделением общества в Йемене. Террористические атаки АКАП и Даиш против мирного населения в Санаа они использовали в качестве пропаганды для вербовки новых последователей, готовых вести «джихад во имя Аллаха». Таким образом группировка оправдывала вторжение в южные провинции в 2015 г. По иронии, под этим же знамением оправдывают убийства Аль-Каида и другие террористические организации.

ЧТО ДАЛЬШЕ 

Военных мер недостаточно для победы над терроризмом и воинствующим экстремизмом. Решение должно носить комплексный характер. Военные операции являются и будут являться частью борьбы с АКАП и другими террористическими организациями в Йемене. Однако, один только военный подход, без программ дерадикализации и развития, усугубит проблему.

Поэтому правительство намерено восстановить и внедрить ВНАС, что позволит предоставлять больше государственных услуг, осуществлять больше проектов развития, а также развивать отношения с гражданами, основанные на доверии и сотрудничестве. В настоящее время правительство контролирует более 80% территории Йемена, и, несмотря на беспрецедентный гуманитарный кризис, продолжает восстановление освобожденных районов и обеспечение основных государственных услуг. Кроме того, Йемен продолжит военные кампании по устранению мест базирования АКАП, а также тесное сотрудничество с США во всех областях, включая антитеррористические операции.

В отчетах Государственного департамента США по террористической обстановке в стране от 2012 г. говорилось, что правительство Йемена под управлением президента Хади «оставалось надежным партнером США в борьбе с терроризмом», и Йемен подтверждает свою готовность и желание оставаться таким партнером. Однако следует отметить необходимость укрепления антитеррористических подразделений и внедрения других программ дерадикализации и развития при поддержке и помощи со стороны стран Арабской коалиции, США и международного сообщества. И, самое главное, необходимо восстанавливать государственные институты и поддерживать стабильность, безопасность и верховенство права.


Цели йеменской всеобъемлющей национальной антитеррористической СТРАТЕГИИ

  1. Искоренить терроризм и устранить источники и основные причины экстремизма, а также их финансирования во всех провинциях Йемена.
  2. Восстановить роль комитетов безопасности во всех провинциях и организовать подразделения быстрого реагирования.
  3. Оказывать помощь Военному комитету, созданному по инициативе Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, по выполнению его мандата, в частности, по поддержанию стабильности и безопасности.
  4. Повышать осведомленность о негативных последствиях терроризма и экстремизма.
  5. Побуждать мирных жителей помогать и сотрудничать с аппаратом служб безопасности и вооруженных сил в вопросах борьбы с терроризмом и экстремизмом.
  6. Защищать общество от распространения экстремизма.
  7. Уничтожать террористические организации, а также их членов и лидеров.
Likes(0)Dislikes(0)
Share